Перед тем как идти к властям.

Славянский заговор публикуется как есть, с минимальными правками на языческий мотив, и является личным виденьем автора.

Спать и встать по утру рано не умывшись, взять чистой воды и с той воды вымыть капь Сварога, капь Перуна, и капь Велеса, а как вымоешь, в ту воду наговаривай, а как наговоришь, вымой лицо свое, и той воды оставь ложки три, а как оставишь той воды, то налей её на платок свой, а как нальёшь, приди ко властямъ и платком тем потри лице свое.

Наговор.

Во Имя Сварога, Перуна и Велеса, стану я имрекъ, благословесь, по утру рано и пойду далече въ чистое поле, отъ отца благословенъ и отъ матери прощенъ, и отъ роду и отъ племени ближнего и дальнего, войду далече въ чистое поле и стану на встокъ лицемъ а на западъ хребтомъ.

(Разработан мной, на основе шепотков и заговоров, используемых на Алтае старообрядцами)

Читать семь раз на чистую, некипяченую воду и умыть ей малыша и дать ему попить.

Водица ты, матерь добра,
Уж как во всяк сустав прихожа ты,
Уж как во всяку венку вхожа ты,
Уж как во чело ты войдёшь,
так и во сердечко пройдешь.
Войди-же и в чадо моё,
Внеси-же и требу мою.
Здравницу мою да во всяк сустав!
Здравницу мою да во всяку венку!
Здравницу мою и во чело!
Здравницу мою и во сердечко!
Пролейся силою могутной!

Море-океан, остров Буян, камень Алатырь, огненная река, дуб мокрецкий и т.д. упоминаются в большом количестве заговоров. Причем упоминаются не хаотично, а подчиняясь определенному канону и логике: в море-океане находится остров, на острове лежит камень Алатырь или стоит дуб. Это - архетип устройства мира, и одновременно высший мир, по образу и подобию которого, как полагали наши предки, устроен и мир реальный. Принцип троичного деления вселенной, диктовался высшим миром и был заложен в нем (море-океан, остров Буян, камень Алатырь - троичная система, да и само мировое дерево делится на три сферы: крона (небо), ствол (земля), корни (подземный мир). В дошедших до нас заговорных текстах отражены не только представления о пространстве, но и понятия о времени, которое осмысливалось языческой традицией через женские образы Зари, Судьбы-пряхи, Богородицы, отождествлявшие ипостаси рождающей Матери-природы.

Славянские заговоры представляют собой фольклорный жанр, зародившийся в первобытную эпоху. Мы можем с большой долей уверенности утверждать, что древнейшие тексты на протяжении вековой истории своего бытования изменялись под влиянием исторических реалий. Эволюционировали, дополнялись, в частности, новой христианской символикой. Вместе с этим можно говорить и о сохранении в текстах заговоров старинных дохристианских мотивов и образов, что дает основание нам использовать их как важную разновидность исторического источника. Наконец, несомненно и существование канонов заговорного творчества, позволяющих создавать новые тексты, не нарушая традиций жанра, сохраняя его древнейшие черты и признаки, используя сложившийся еще в древности (в основном) круг мотивов и образов. Но следует оговориться, что даже если некие образы сохранились не с языческих времен, а возникли в заговорах позже, то это не имеет решающего значения. Так как эти образы стали языческими по сути, подчинились языческой структуре заговора, его языческой логике.

Кляус В. (сост.) Любовные заговоры. - М.: Дом русской косметики, 1991


Перед вами русские любовные заговоры. Многие слышали о народной любовной магии, заговоры - одна из ее важнейших составных частей. Сборник составлен по уникальным изданиям заговорных текстов XIX - начала XX веков. Он познакомит вас со всем разнообразием этой культурной традиции русского народа, имеющей многовековую историю. Любовные заговоры по назначению были разными - "на красоту", "присушки", "отсушки" и "остуды", "от тоски". Отношение к ним было двойственным: применять их с точки зрения христианства хоть и считалось за грех, но ими очень активно пользовались и, видимо, не без успеха. Что же, может кому-то они помогут и сегодня.

Бурцев А. Е. Народный быт великого севера. Его нравы, обычаи, предания, предсказания, предрассудки, притчи,пословицы, присловия, прибаутки, перегудки, припевы, сказки, присказки, песни, скороговорки, загадки, счеты, задачи, заговоры и заклинания.
В книгу включены два тома, составленные русским книголюбом и собирателем XIX века А. Е. Бурцевым (1863 – 1938). В них вошли прежде всего малоизвестные сказки, поверья, приметы и другие сокровища народной мудрости, собранные на Русском Севере. Первое издание книги вышло тиражом 100 экземпляров в 1898 году и с тех пор не переиздавалось.
Печатается по изданию 1898 г.

Добрым часом пойду из избы дверьми, со двора воротами, да во чисто поле, под восточную сторону. В поле том чистом течёт река широкая да бурливая, я той реке поклонюсь и помолюсь: «Вода-водица, красная девица, как ты идешь, рвешь и берешь, смываешь и срываешь крутые бережки, желты пески, серы камешки, так смой, срой, сорви с имярек все испуги: куриные да свиные, собачьи да кошачьи, бычьи да коровьи, подростковые да юношеские, девичьи да женские, мужские да цыганские, поповские да старческие, отцовские да материнские, братские да сестринские, ветряные да думные, ночные да вечерние, бегучие да ползучие, летучие да горючие, воробьиные да соловьиные - из ушей, из ноздрей, из главы её, с белого лица, с черных бровей, с ясных очей, с ретивого сердца, с белых рук, с резвых ног, со всего стану человеческого, и унеси за синие моря, за тёмныи леса, за высокии горы, где солнце не светит, птицы не летают, звери не рыскают, люди не живут».

Добрым часом пойду из избы дверьми, со двора воротами, да во чисто поле, под восточную сторону, к синему морю-Окияну.

На том на Окияне, на Острове-Буяне, стоит дуб мокрецкий, под дубом тем сидит имярек тоскуя кручинится, в тоске неведомой, и в грусти недознаемой, в кручине недосказанной. Идёт чорный зверь - медведь незванный, непрошенный: «Гой ты еси имярек, с утра до вечера кручинная ты, что по что сидишь такой под дубом мокрецким, на острове Буяне, на море Окияне!». И рече имярек чорному зверю - медведю: «Нашла беда среди околицы, залегла во ретиво сердце; щемит, болит головушка, не мил свет ясный, постыла вся родушка». Воззовиша чорный зверь - медведь грозным грозно, начал грызть выгрызать тоску медными щеками, железными зубами, ломать - топтать тоску, бросать тоску за околицу.

Встану я (имярек) поутру, Богам помолюсь, да Дедам поклонюсь, и пойду из избы дверьми, со двора воротами, да во чисто поле. А в поле том чистом - снопы зернисты. Я снопы смолочу, да к зерну обращусь: "Земля мати родила зерно, а я земле большей брат, и я тебя, зерно, прихраню и прикрою от темные ночи, от грозные тучи и от буйново ветру, и от лютово морозу, и от зверей, и от скота. А ты, зерно, (указать человека или предмет) прихрани и прикрой и соблюди от всякие порчи и уроков, и притчи, и от всяких лихих людей али нелюдей". И будет мой заговор ничем не порушим, ни водою, ни землёю, ни огнём, ни воздухом, ни словом, ни делом, ни духом, а быть ему во всём по тому, как уряжено мною, от ныне и до веку! Гой!

Авторы: Вадим Карнач, Яробор Дубовцев, Светозар Рыжков.