ПРОИСХОЖДЕНИЕ И ЗНАЧЕНИЕ СЛОВА КУПАЛО, КУПАЛА.

4 июня 2016

На Купалу — Солнце на зиму, а лето на жару », «Кто не выйдет на Купальню — тот будет пень-колода, а кто выйдет на Купальню — тот будет бел-берёза»,



О слиянии христианского "иоанна предтечи " в виде слова "ИВАН " с языческим именем "КУПАЛО" общеизвестно, и останавливаться мы на этом не будем, сосредоточимся непосредственно на значении слова языческого, древнего и весьма многозначительного, как вы сейчас убедитесь...



Сначала, давайте посмотрим, насколько древним является это название, и что нам точно известно о этом слове?



17 век.
Итак, по уверениям церкви, и целого ряда исследователей, Русь крещена уже 700 лет... наиболее раннее известное упоминание СЛОВА в значении "НАЗВАНИЕ ПРАЗДНИКА СЕРЕДИНЫ ЛЕТА ":



-По «Густинской летописи »: «Пятый (идол ) Купало, якоже мню, бяше богъ обилія, якоже у Еллинъ Цересъ , ему же безумныи за обиліе благодареніе принишаху въ то время, егда имяше настати жатва». В поучении «О идолах Владимировых» — «бог плодов земных».
«Сему Купалу, бесу , ещё и доныне по некоторым странам безумные память совершают, начиная июня 23 дня, под вечер Рождества Иоанна Предтечи , даже до жатвы и далее… », — сообщает Густинская летопись. — «Съ вечера собираются простая чадъ, обоего полу, и соплетаютъ себе венцы изъ ядомого зелія, или коренія, и перепоясовшеся быліемъ возгнетаютъ огнь, инде же поставляютъ зеленую ветвъ, и емшеся за руце около обращаются окрестъ оного огня, поюще своя песни, пречлетающе Купаломъ; потомъ презъ оный огнъ прескакуютъ, оному бесу жертву сеье приносяще.»
Осуждение же самих купальских обрядов содержатся и в более ранних славянских рукописях: например, в «Синодике» болгарского царя Борила (XIIIв.), в обличениях игумена Псковского Елеазаровского монастыря Памфила (1505 г.). В частности, игумен Памфил писал: «Егда бо приидет праздник, во святую ту нощь мало не весь град возмятется, и в селах возбесятся, в бубны и сопели и гудеиием струнным, плесканием и плясанием; женам же и девкам и главами киванием, и устнами их неприязнен крик, вся скверные песни, и хребтом их вихляние, и ногам их скакание и топ­тание; ту есть мужем и отроком великое падение, мужеско, женско и девичье шептание, блудное им воззрение и женам мужатым осквернение, и девам растление».



На тему ПРОИСХОЖДЕНИЯ и ЗНАЧЕНИЯ слова, лингвисты не имеют единого мнения.
Постараемся представить большинство версий, которые известны в научной среде на эту тему:



Окончание слово купало произошло как и весло, и дупло, и седло. Купало - место столпотворения;



Одни исследователи-лингвисты возводят имя Купала к индоевропейскому корню кuр- со значением «кипеть, вскипать, страстно желать». Слова с этим корнем известны многим народам, в том числе и соседствующим с восточными славянами. Так, в литовском языке есть глагол kiipeti, означающий «бурлить, пениться», а и латышском kupet— «дымиться, чадить». Имя славянского сезонного персонажа Купалы родственно также имени римского бога любви Купидона, которое образовано от латинского глагола cupio, -ere— «желать, жаждать», восходящего к тому же индоевропейскому корню. Значение этого корня, связанное с понятием огня, содержится в полесских словах «купало» (костер) и «куп'ец'» (тлеть, плохо гореть), и симбирских местных словах « купальница» и «купаленка» (костер в поле, огонь на ночевке).
Таким образом, изначально имя Купала связано с идеей огня.
Это косвенно подтверждается также наличием в восточнославянских языках однокоренных названий разных растений, признаки которых соотносятся с огнем. В некоторых локальных традициях у русских «купальницей», «купавкой» называли полевые цветы: лютик жгучий, то есть обжигающий, подобно огню; гвоздику и иван-да-марью, сближающиеся с огнем по признаку цвета — розовый (красный) и сине-желтый. «Купенью», или «купеной», в Псковской, Курской, Тульской губерниях называли ландыш, ягоды которого — оранжево-красные, как огонь, — использовали в качестве румян.
«Купальницей» и «купородом» в народе называли папоротник — растение, которое занимает важное место в поверьях, относящихся именно к празднику Ивана Купалы: согласно традиционным представлениям, папоротник цветет лишь один раз в году и особым цветком — золотого цвета с огненно-красным отливом.



В связи с идеей огня применительно к празднику Купалы нельзя не заметить, что он приходился на день летнего солнцестояния, то есть на рубеж двух периодов солнечного годового цикла, лежащего в основе древнего земледельческого календаря. Это было время наивысшей активности солнца, которое затем, как говорили в народе, «поворачивало на зиму» и постепенно начинало «угасать», отчего день становился короче, а ночь длиннее.



Иные исследователи выводят значение названия иначе:
- Купа - тесно растущие деревья, цветы;
купа - собрание предметов, стадо животных;
купа - столпотворение.
Купать - собирать в кучу предметы или толпу людей. Купание - собирание; купаться - собираться.



Далее, мы представим вам ещё более экзотичную версию, опять же, от ученых лингвистов:



Школьный этимологический словарь русского языка. Происхождение слов. — М.: Дрофа Н. М. Шанский, Т. А. Боброва (эта версия кажется нам наиболее "притянутой за уши ", и скорее относящейся не к науке, а к лингвофричеству уровня Задорнова и прочих не слишком грамотных в русском языке "искателей скрытых смыслов ")-



"Из существующих этимологии наиболее предпочтительным кажется объяснение как производного от konopa "конопля" (см. конопля).
Исходное *konopati > konpati (с редукцией o) > *kǫpati (on > ǫ) и далее купать (после изменения носового о в у и отпадения конечного безударного и). Купать буквально — "пользовать коноплей" (при ритуальном омовении) > "купать очищая", затем — "крестить" (в купели) и, наконец, — "мыть".?



Купать`Этимологический словарь Фасмера`
купать купа́ть купа́ю, укр. купа́ти, блр. купа́ць, цслав. кѫпати, болг. къ́пя "купаю", сербохорв. ку́пати, ку̑пље̑м, словен. kópljem, kópati, чеш. koupati, слвц. kúраt᾽, польск. kąpać, в.-луж. kupać, н.-луж. kupaś. До сих пор удовлетворительной этимологии нет. Интересное с точки зрения реалий сближение с конопля́ (см.) ("потому что парились в той же бане, где сушились лен и конопля") сопряжено с фонетическими трудностями (вопреки Мерингеру, Zschr. österr. Gymn., 1903, стр. 388; WuS 9, 25 и сл.; Пайскеру 83); см. Бернекер 1, 600 и сл.; Махек, LF 55, 148. Без оснований сравнивают это слово с др.-исл. haf, др.-англ. hæf, ср.-нж.-нем. hаf "море", нов.-в.-н. Наff "залив" с допущением носового инфикса (Якобсон, KZ 42, 161). Весьма сомнительна связь с Ольга Крест̨pa "куст, охапка, вязанка" (см. купина́), т. е. "хлестать веником" (вопреки Бернекеру, там же), или, с первонач. знач., "сидеть пригнувшись" (вопреки Брюкнеру 224). Этимологический словарь русского языка. — М.: Прогресс М. Р. Фасмер 1964—1973.



Ещё более экзотичным и сомнительным нам видется мнение Гусевой, в попытках толковать слова славянских языков в переводе с санскрита она пишет:



Касаясь этимологии названия Купала, Н.Р. Гусева пишет: “Обращаясь к индо-арийским языкам, мы встречаемся с такими возможностями истолкования этих имен: Купала происходит не от славянского корня "куп" — (купаться), а состоит из двух слов — "ку" , что значит на санскрите "земля" и "пала" — "податель даров" , "охранитель"



В Махабхарате есть предание о том, что когда бог грозы Рудра вселился в Огонь, то часть его семени упала на гору, другая в воду, третья попала в лучи Солнца, четвертая на землю и пятая в деревья. В эпосе утверждается, что “этих пять нужно почитать лучшими цветами тем, кто богатств желает. Нужно оказывать им почтение и ради успокоения болезней... им должны поклоняться здесь те, что желают блага своим детям” .
Ну а дети — это те, кто в силу своих “праведных-неправедных дел” в предшествующей жизни вновь были зачаты в “человеческих лонах” и вновь пришли в этот преходящий мир. Поклонение воде и огню, рождающим жизнь во всех ее проявлениях, и возвращение на землю тех, кто должен на нее вернуться — вот смысл и содержание Купалы.



Процитируем и Александра Валентиновича Амфитеатрова и его работу 1904 года:
Вадим Пассек делал попытку перевести подобным же образом и наше русское наименование Купалы. Слово копа , говорит он, обозначает в иных случаях половину; по-малороссийски копа — полтина, т. е. половина рубля, коповик — полтинник; а от копы до Купала переход близкий. Филологическая натяжка эта — не без остроумия и, во всяком случае не более невероятна, чем другие, с которыми придётся мне познакомить читателя ниже...
... Мы не можем даже утверждать с полною достоверностью, какой смысл, в точности, содержит в себе самое имя Купалы. Одни считают Купалу забытым божеством, другие — парою божеств, третьи — прозвищем божества, четвёртые — его идолом, пятые — именем праздника и т. д....
-
Буслаев филологическим путём достиг вывода, что Купало есть то же самое вакхическое божество солнечного света, тепла, урожая, плотской любви, которое предки наши чествовали под именем Ярилы, чей яркий, роскошный культ так красиво передал А. Н. Островский в прелестной своей «Снегурочке ». Буслаев производит Купалу не от глагола купать, как делают Н. И. Костомаров, Воцель и вслед за ними новейший исследователь старорусских солнечных мифов, М. Е. Соколов , но непосредственно от корня куп , совмещающего в себе те же понятия, что и корни яр и буй . Во-первых, говорит он, куп имеет значение белого, ярого, а также буйного, в смысле роскошно-растущего, откуда в нашем языке употребительны: купавый — белый, купава — белый цветок, купавка — цветочная почка; отсюда же кипеть, кипень — в значении белой накипи и вообще белизны: бел, как кипень. Во-вторых, в санскрите kup[7] — блистать, яриться, гневаться, горячиться, страстно желать, похотеть, откуда латинское cupio [8] . В соображении всех этих данных, а также летописных сказаний о сладострастном характере игрищ купальских, однородных с ярилиными, можно не без основательности предположить в Купале второе прозвище Ярилы; последний же тоже, сам по себе, не бог, но лишь ласкательное, шутливое имя божества. Приведу кстати и другие филологические объяснения Купалы. Выводят слово это от польского купа [9] , а русского — копна , куча хвороста, зажигаемого в ночь на 24 июня. Выводят от копанья кореньев и кладов. Выводят от индийского Купала, что значит покаянник, и даже от греко-финикийской Кибелы, матери богов. На меня лично, признаюсь, все эти выводы производят впечатление натяжек, в роде той, что в известном анекдоте помогла профессору сравнительного языковедения произвести немецкую лисицу Fuchs от греческой alopex[10] . Отбрось a, говорит он, останется lopex, отбрось l — останется opex, отбрось o — будет — pex… Pex-pix-pax-pox-pux и очень просто получается Fuchs! Костомаровское мнение, — Купало, потому что купает или сам купается, — в немудрствующей лукаво простоте своей кажется, по здравому смыслу, много ближе к истине. У вотяков купал значит праздник: тулш — купал, кереметь — купал и т. п. Даль предполагает, что вотяки сошлись в этом слове лишь случайным созвучием, но вернее будет предположить, что вотяцкий руссицизм заимствован дикарями при колонизации края и представляет собою перенос представления об одном русском празднике, наиболее поразившим воображение туземцев, на все праздники вообще.
Прозвище ли божества, название ли праздника, Купало, — в сущности говоря, вопрос интересный лишь науке для науки.....



ПОДВЕДЕМ КРАТКО ИТОГИ нашего маленького исследования:



Сделать ТОЧНЫЙ, однозначный вывод, о единственном значении слова КУПАЛО или КУПАЛА- и то и другое произношение являетеся верным, и имеет исторические корни, не представляется возможным.



Мы, вполне допускаем ПОЛИСЕМАНТИЧНОЕ значение слова:
И "белый " и "чистый" и "огненный " и "ярый " и "связанный с погружением в воду " и "ВМЕСТЕ, СОВОКУПНО".



ОБРАЗ получается многогранный, и наполненный целым рядом смыслов и значений.



В заключение, хотелось бы привести мнение М. Забылина который отмечал, что ночь накануне 24 июня, то есть дня Св. Иоанна Предтечи (или Ивана Купала) “называлась Роса, которую праздновали почти все северные народы”. Он пишет: “Доныне, в Вильне 24 июня, вечером, народ сходится в лесу пить, есть и веселиться, что называется у них — идти на росу”. И продолжает далее: “Может быть, самый праздник Росы потому назван, что древние верили, что реки — дети моря, родящиеся от испарений морских, что и есть роса”. Через 47 лет после М. Забылина, в 1927 г. об этом же празднике пишет Д. К. Зеленин в своей “Восточнославянской этнографии”: “В эту ночь и роса обладает чудесной целебной силой; в ней купаются, чтобы сохранить здоровье и красоту, поят ею коров, чтобы они давали много молока”
Вероятно, здесь имеет смысл вспомнить слова русского комментатора XII-XIII вв. к христианскому поучению “О вдуновении духа в человека”, который, противопоставляя языческого Рода христианскому Саваофу, писал: “То ти не Род, седя на воздесе мечеть на землю груды и в том рожаются дети... всем бо есть творец бог, а не Род”. Поскольку слово “груды” или “грудие” обозначало дождь и росу, мы можем сделать вывод, что автор поучения убеждал своих современников в том, что рождение детей и дождь или роса, которую бросает с неба на поля бог Род, никак не связаны между собой.
Но само появление подобных противопоставлений и отрицаний подтверждает тот факт, что вера в теснейшую связь рождения детей и росы в народе была чрезвычайно стойкой и очень древней.



Статья не претендует на всю полноту точек зрения и толкования имени КУПАЛА.
Как мы убедились, никакого единства и даже общности в научном сообществе на происхождение термина нет.



При написании статьи использован целый ряд источников, вот лишь часть из них:
Купала // // Мифологический словарь / Гл. ред. Е. М. Мелетинский . — М.: Советская энциклопедия , 1990. — 672 с.



Журавлев А. Ф. Язык и миф. Лингвистический комментарий к труду А. Н. Афанасьева «Поэтические воззрения славян на природу». М.: Индрик, 2005. С. 904



Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. Т. II. С. 419; Этимологический словарь славянских языков. Вып. 12. М., 1985. С. 60.



Мансикка В. Й. Религия восточных славян. М.: ИМЛИ им. А. М. Горького РАН, 2005. С. 123—124.



АРХАИЧЕСКИЕ ОБРАЗЫ СЕВЕРОРУССКОГО ФОЛЬКЛОРА: Archaic images of North ...
Автор: Жарникова С.В.



Носова Г.А. Язычество в православии, М., 1975



Русская мифология. Энциклопедия, Москва, изд-во ЭКСМО, 2006



Соколова В.К. Весеннее-летние календарные обряды русских, украинцев, белорусов. 19-начало 20 в. М., 1979



Амфитеатров А. В.
Сказочные были. Старое в новом . — СПб.: Товарищество «Общественная польза», 1904. — С. 211

Светозар Рыжков

Поделиться: