Марена

30 июля 2016

Марена часто показывается верхом на (белой/черной) лошади - такой вывод следует на основании анализа образа мифологических персонажей, тождественных Ей: укр. «Смерть на бiлiм коньови з косою летить, лишь половiн з рота сапає» (Зинчук 19, № 31), блр. «Прияжжая баба-яга ис прогуляньня на кабылицы-сивицы» (Романов 3, № 37), словац. «Ježibaba na koňa a za nimi!» (Wollman 2, № 215), На Бахмативщине холера – «панi в бiлому вбраннi, на сивому конi» (Порiцька, С. 127), у болгар считается, что Чума ездит верхом, отсюда выражение: «Черна чума на бял кон» – «Черная чума на белом коне» (Попов 1994, С. 83), у поляков «чучело Мажанны садили на коня и весь народ провожал ее до ближайшей воды. Однако куклу тут называли gaikem» (Pośpiech, s. 160). И т.д.



Тут в самый раз рассказать о комичной истории, случившейся в с. Леденгском Устюгского у. Вологодской губ., примерно во второй половине XIX в. В ней отразилось народное поверье о разъезжающей по свету Хвори, страшной, нагой, растрепанной, поэтому реакции одного из ее участников не нужно удивляться, скорее уж порадоваться за него, что сердце оказалось крепкое. Итак, жил в селе поп Николай Покровский с женой вместе, люди, как утверждает рассказчик, еще молодые. И вот повел он как-то по утру свою лошадь выкупать, вместе с ними пошла и попадья. Лошадь по неясной причине разупрямилась и в воду идти отказалась, супруга, выбранив попа «сухолядвым», разделась, залезла на лошадь и стала погонять. Не тут-то было, лошадь все одно не идет. Попадья кликнула мужу, чтоб хлестнул упрямую животину. Тут-то лошадка и оживилась – развернулась и потрусила обратно в деревню. А попадья-то телешом. «Матушка перепугалась, закричала, лошадь пуще того. Уж въехали в деревню, по дороге идет старичок, та закричала со слезами, ради бога остановить. Старичок, увидав перед собою нагую женщину с распущенными волосами и на лошади, тоже в свою очередь перепугался. «Перекрестись, что ты не дух», – сказал тот. Та перекрестилась. «Нет, не верю», – и, задыхаясь, отпустив лошадь, побежал в сторону, так лошадь и пронеслась домой» (Тенишев 5/3, С. 162). Сгорая от стыда, поповское семейство вскоре было вынуждено перебраться в другой приход…

Поделиться: