"Советские медики считали, что рыбий жир поможет оздоровить нацию"

Рыбьим называется животный жир, который получают из трески, скумбрии, сельди и других видов морской рыбы. Редкий советский школьник 50—60-х годов не знал, что это такое.

Мамы потчевали рыбьим жиром малышей по рекомендации врачей и «велению правительства», беспокоящегося о здоровье подрастающего поколения рабочих и крестьян. В Советском Союзе активно пропагандировали этот продукт, который дети всей душой ненавидели из-за противного вкуса.

Оздоровление населения

Советские медики считали, что рыбий жир поможет оздоровить нацию. И были совершенно правы. В нём содержится масса жирных омега-кислот (среди них линолевая, докозапентаеновая, арахидоновая и др.), которые в других продуктах присутствуют в предельно малых количествах. Эти вещества необходимы организму для нормального функционирования многих органов и систем. Они стимулируют мозговую активность, улучшают память и восприимчивость к новым знаниям, укрепляют иммунитет.

Врачи СССР выдвинули гипотезу о дефиците омега-кислот в обычной пище и необходимости обязательного приёма богатого ими рыбьего жира для укрепления здоровья молодежи. Правительство подхватило благие начинания, после чего профилактические меры приняли общегосударственный масштаб.

Всех поголовно малышей в детских садах потчевали рыбьим жиром, который дети ужасно не любили.

До чего была распространена вера в чудодейственную силу волхвов и кудесников, видно из того, что Стоглавый собор обратил на это внимание и издал указ, в котором угрожал волхвам и чародеям царскою опалою, а тем, кто прибегнет к их помощи, отлучением от церкви.

Известна грамота игумена Памфила, относящаяся к 1505 г.; он осуждает чародейство, восстает против собирания трав и кореньев, сопровождаемого диавольскими заклинаниями, на пагубу человечеству и скоту, на безумие мужам; но видно, что автор сам не чужд веры в силу чародейства.
Еще значительно раньше (XIII в.) обращался с укором к современникам Серапион Владимирский, восставая против непогребения удавленников и утопленников, которых даже вырывали из могил как виновников засухи и неурожаев; но осуждая такие меры, сам Серапион не отвергал возможности колдовства. Неоднократно и позднее восставало духовенство против описываемых суеверий, но это приносило мало пользы при низком уровне культурности того времени. Мало действовали и царские грамоты, как напр., грамота 1648 и 1649 г., особенно вооружавшаяся против скоморошества и “отреченных книг” (Астролог, Астрономия, Звездочет, Рафли, Волховник, Аристотелевы Врата и пр.); но самый факт появления соответствующих указов является доказательством сильного распространения зла, с которым признавалось необходимым бороться.

Дар за дар, отозвался Камал, риск за риск: обычай для всех один!
Дж.Р.Киплинг, «Баллада о Востоке и Западе».



Вопрос о жертвоприношениях является ещё одним увлекательным вызовом для современного язычества. И ещё одним свидетельством того, что без обращения к древней традиции, без анализа и примерки на себя миропонимания наших предшественников язычество остаётся лишь интеллектуальной игрой. Ведь с точки зрения человека эпохи «рационализма» и товарно-денежных отношений, сам факт отдачи чего-то в жертву божеству (как и проведение ритуалов в целом, сезонных или окказиональных) воспринимается либо как постановочное действо из соображений «общепринятого этикета» при контакте с сакральным, либо как сделка в стиле «я — тебе, ты — мне». В первом случае возникают мысли об условности и необязательности обряда, во втором — что те, к кому мы обращаемся, от нас в чём-то зависят: мы ж им платим, практически нанимаем!

- "авары намеревались захватить Византию и подготовили механические стенобитные приспособления. Там были и деревянные башни и военные машины „черепахи" (celwnai). Но после того как они пододвинули машины к стене, божественная сила неожиданно их разрушила и находящихся на них аварских воинов истребила. И так как множество славян следовало вместе с аварами и действовало в союзе с ними, они дали им знак, чтобы, как только они заметят факелы, зажженные на передней стене Влахерн, именуемой птерон [крылом], они сразу же подошли туда на лодках-однодеревках, чтобы вплавь пробраться, взволновать город, и чтобы авары могли смело броситься со стен внутрь города. Это стало известно патрикию Бону, и он снарядил двухрядные [диэры] и трехрядные [триэры] весельные суда и в том месте, где был подан сигнал, вооружившись, пристал там. И также послал диэры к другому, противоположному берегу. И приказал сразу же дать огневой сигнал. Увидев знак, славяне от реки, именуемой Барбисс, устремились и пошли по направлению к городу. Те же налетели на них, загнали их в середину и сразу же опрокинули, так что и морская вода сильно закрасилась кровью. СРЕДИ ТРУПОВ УБИТЫХ ОКАЗАЛИСЬ И СЛАВЯНСКИЕ ЖЕНЩИНЫ." ("Краткая история Никифора, патриарха Константинопольского");



- "В русских былинах у князя Владимира очень часто пируют «поленицы, девицы удалые»; сказительница так поясняет это слово: «Поленичи удалы это были воины-женщины, богатырского роду, воинству ученые» (Былины Севера, т.2, N110, М/Л 1951).

В русской народной речи существуют слова, отдельно называющие разные возрастные классы мужчин и женщин. Эти слова обозначали не физический возраст, вернее не только его, но целую область правил, представлений и отношений, которые подразумевались за таким определением.



В отношении мужчин: парень (от рождения до женитьбы), мужик (от женитьбы до самостоятельного хозяйствования), сам, хозяин, большак (с момента обретения собственного дома и хозяйства и до смерти). Бобыль – одинокий старший мужчина, по какой-то причине не имевший семьи и детей, например – отставной солдат. Этот статус был экономически и социально ущербным: земельные наделы выделялась на количество мужских душ в семье. Отсутствие земли и семьи определяло низкий «моральный» статус бобыля среди прочих мужиков-хозяев. Поэтому практически всегда бобыли имели какое-то еще занятие – плетение корзин или сетей, промысел, ремесло, кроме работы на земле, поскольку ее малое количество не могло его прокормить. Знание ремесла, а также, зачастую и ворожбы, - компенсационная тактика бобылей.

«Язычество» - термин крайненеопределенный. Он возник в церковной среде для обозначения всего до-христианского и нехристианского. Этот термин был первые употреблен в Евангелии, которое под ним подразумевало народы или «языки» (отсюда и само слово), противопоставлявшиеся первохристианским общинам. Под этим термином понимались самые разнородные, различного исторического уровня религиозные воззрения: и представления первобытных племен, и мифологизированная религия античного мира, и дохристианские верования славян, финнов, кельтов, германцев, и домусульманская религия. Все это для христианства было «язычеством». В исторической же литературе термин «язычество» по традиции применялся для обозначения мировос-приятия, противоположного христианству, как антитеза многобожия вере в единого бога. Однако, во всеобщности и всеохватности термина «язычество» «есть одно несомненное достоинство: расплывчатый термин пригоден для всех стадий первобытных религиозных воззрений вплоть до появления выросших из язычества мировых религий»18.

Археологические данные, однако, позволяют утверждать, что ритуал братчины проводился в северной столице Руси задолго до XI в., практически с самого основания этого города. Так, в Неревском конце Новгорода в слое, датируемом первой половиной X в., была обнаружена вырытая яма, вдоль западной стенки которой лежало семь деревянных ковшей, поставленных на ребро, два ковша, опрокинутые вверх дном, лежали в середине ямы, а около южной стенки ямы, как бы продолжая полуокружность, образованную ковшами, были вертикально поставлены два куска воска. Исследовавший этот памятник В. В. Седов так выявляет причины, побудившие людей провести данный ритуал: «Перед нами — несомненное жертвоприношение языческой эпохи. Оно было совершено, нужно думать, первыми поселенцами этого района Новгорода. (…) По-видимому, девять семей перед поселением в данном месте устроили братчинный пир.

Мы судим о прошлом из собственного опыта. Но бывает, что опыт неприменим - просто в принципе иная ситуация, без аналогов в нашем времени.

Обозначение отряда, построенного в боевой порядок, в русских средневековых источниках большая редкость. И только в Новгородской I летописи и Лаврентьевской (по Академическому списку) в трех случаях и только при описании военных действий встречен термин "клин", который, по моему мнению, можно идентифицировать как построение воинского подразделения в виде треугольника, иначе, клина. Приведу интересующие летописные сообщения.



В 1132 (под 6639) г. "иде Всеволод на чюдь; и створися пакость велика: много добрых мужь избиша в клине новъгородьць".