Славянские заговоры представляют собой фольклорный жанр, зародившийся в первобытную эпоху. Мы можем с большой долей уверенности утверждать, что древнейшие тексты на протяжении вековой истории своего бытования изменялись под влиянием исторических реалий. Эволюционировали, дополнялись, в частности, новой христианской символикой. Вместе с этим можно говорить и о сохранении в текстах заговоров старинных дохристианских мотивов и образов, что дает основание нам использовать их как важную разновидность исторического источника. Наконец, несомненно и существование канонов заговорного творчества, позволяющих создавать новые тексты, не нарушая традиций жанра, сохраняя его древнейшие черты и признаки, используя сложившийся еще в древности (в основном) круг мотивов и образов. Но следует оговориться, что даже если некие образы сохранились не с языческих времен, а возникли в заговорах позже, то это не имеет решающего значения. Так как эти образы стали языческими по сути, подчинились языческой структуре заговора, его языческой логике.

Слово славянский оберег пришло в научный метаязык из севернорусских диалектов (оберег, оберёж от глагола беречь [СРНГ 22, с. 32-33]), где оно обозначает группу магических профилактических средств — как словесных, так и предметных, предназначенных для защиты от опасности. В. И. Даль так определяет слово оберег: «Заговоры, зачуранья, слова и обряд от порчи, уроки; наговор, нашепты для разрушенья или недопущенья вредных чар; талисман, ладанка, привеска от сглазу, от огня, воды, змеи, падежа, порчи свадеб, болезни и пр.» [Даль 2, с. 579]. Примеры, приводимые в Словаре русских народных говоров, также подчеркивают гетерогенную природу оберега: «нашептанная сбруя для лошадей под свадебный поезд» (шенк. арх.); «нательный крест или ладанка с зашитым в нее соком чертополоха со змеиной шкуркой (выползком) или записанными на бумаге заговорами», а также «отпуск скота от трясавицы, богородицына молитва и загрызать грыжи... — первый предупреждает гибель скота во время пастьбы, второй — человека от лихорадки, третий и четвертый — ребенка от болезни» (онеж. арх.);

Марена часто показывается верхом на (белой/черной) лошади - такой вывод следует на основании анализа образа мифологических персонажей, тождественных Ей: укр. «Смерть на бiлiм коньови з косою летить, лишь половiн з рота сапає» (Зинчук 19, № 31), блр. «Прияжжая баба-яга ис прогуляньня на кабылицы-сивицы» (Романов 3, № 37), словац. «Ježibaba na koňa a za nimi!» (Wollman 2, № 215), На Бахмативщине холера – «панi в бiлому вбраннi, на сивому конi» (Порiцька, С. 127), у болгар считается, что Чума ездит верхом, отсюда выражение: «Черна чума на бял кон» – «Черная чума на белом коне» (Попов 1994, С. 83), у поляков «чучело Мажанны садили на коня и весь народ провожал ее до ближайшей воды. Однако куклу тут называли gaikem» (Pośpiech, s. 160). И т.д.


Баба Марта - западный аналог Морены. Часть 1.
«Ритуальное расставание» с мартовской нитью, при котором ее вывешивают на дерево или подбрасывают в воздух, связано, по утверждению А.А. Плотниковой, с ритуальным «одариванием» мартовской нитью первой прилетевшей птицы. Цель – сохранение (приобретение) красоты и здоровья и привлечение удачи. Румыны и болгары часто вешали мартовскую нить на ветку розового куста. Также мартовские нити вешали на ветви шиповника, терновника, вишни, черешни, абрикоса и др. У румын, молдаван и болгар зафиксирован обычай, согласно которому, впервые в марте увидев аиста, ребенок должен снять мартовскую нить, бросить ее вслед аисту (рум.) или «навстречу солнцу» (болг.) и сказать: «Возьми себе черноту, дай мне белизну. Это действие также было направлено на сохранение красоты (на избавление от веснушек и пятен на лице). У болгар в окрестностях Русе дети, впервые увидев цаплю, подбрасывали мартовскую нить «к солнцу» и говорили: На на тебе мартеница, а дай на мене здраве. В Хасковско девушки, впервые весной увидев ласточку, снимали с шеи мартовскую нить, «чтобы шея была тонкой, как у ласточки». Интересно, что в тех же краях девушки снимали мартеницу с кос, впервые увидев змею – «чтобы косы были длинными, как змеи». В Дебарце (западная Македония) дети, бросая мартовскую нить вслед первой ласточке (или аисту), кричали: На ти ластоjце мартинка, да ми даjш кошула [На тебе мартинку, а мне дай рубашку].

- "авары намеревались захватить Византию и подготовили механические стенобитные приспособления. Там были и деревянные башни и военные машины „черепахи" (celwnai). Но после того как они пододвинули машины к стене, божественная сила неожиданно их разрушила и находящихся на них аварских воинов истребила. И так как множество славян следовало вместе с аварами и действовало в союзе с ними, они дали им знак, чтобы, как только они заметят факелы, зажженные на передней стене Влахерн, именуемой птерон [крылом], они сразу же подошли туда на лодках-однодеревках, чтобы вплавь пробраться, взволновать город, и чтобы авары могли смело броситься со стен внутрь города. Это стало известно патрикию Бону, и он снарядил двухрядные [диэры] и трехрядные [триэры] весельные суда и в том месте, где был подан сигнал, вооружившись, пристал там. И также послал диэры к другому, противоположному берегу. И приказал сразу же дать огневой сигнал. Увидев знак, славяне от реки, именуемой Барбисс, устремились и пошли по направлению к городу. Те же налетели на них, загнали их в середину и сразу же опрокинули, так что и морская вода сильно закрасилась кровью. СРЕДИ ТРУПОВ УБИТЫХ ОКАЗАЛИСЬ И СЛАВЯНСКИЕ ЖЕНЩИНЫ." ("Краткая история Никифора, патриарха Константинопольского");



- "В русских былинах у князя Владимира очень часто пируют «поленицы, девицы удалые»; сказительница так поясняет это слово: «Поленичи удалы это были воины-женщины, богатырского роду, воинству ученые» (Былины Севера, т.2, N110, М/Л 1951).

В современной отечественной науке антропология войны изучается в гораздо меньшей степени, чем антропология детства, гендера или даже смерти. Точнее, работа ведется, но в основном силами энтузиастов — любителей исторической реконструкции. Но и они, уделяя большое внимание воссозданию «материальной части», оставляют духовную составляющую древней воинской культуры в стороне. Между тем осмыслить культурную основу мировоззрения воина, идущего в бой, — задача ничуть не менее важная, чем понять, как крепились пластины ламеллярного доспеха. Данная работа посвящена некоторым аспектам проблемы социально-антропологического изучения феномена поединка в воинской культуре Древней Руси.


Сейчас очень модно говорить об энергетике. Энергетика дома, энергетика человека, энергетика окружающих вещей... Все мы живем в энерго-информационном пространстве, но имеет ли решающее значение энергетика, когда речь идет об использовании трав и растений?

На днях послушала вебинар одной ведущий про лечебные травы. Не буду называть имен и тем, так хочу всего лишь высказать свое мнение, а не разводить критику.

Так вот она утверждает, что травы, которые продают аптеке не имеют никакого полезного свойства, потому что собраны с плохой энергетикой. И советует покупать травы у бабушек на рынке.

Приготовление масла:

Рецепт 1.

Свежие листья березы собираются и слегка подсушиваются на солнышке (час-два). Главное - не пересушить: листья должны быть как бы слегка вялыми, но не сухими! Затем возьмите трехлитровую банку и сложите в неё листья. Теперь вам понадобится один литр кукурузного масла (оно должно быть без запаха). Банку закупориваем капроновой крышкой и ставим на подоконник на 7 дней (на солнышко). Встряхиваем содержимое каждый день! Через 7 дней убираем банку с подоконника и ставим в темное место на 14 дней (так же не забываем ежедневно встряхивать). Через 14 дней полученное березовое масло следует отфильтровать: берем марлю, складываем её в 4 слоя и переливаем масло в другую чистую банку. Всё: лекарство готово к применению.

В русской народной речи существуют слова, отдельно называющие разные возрастные классы мужчин и женщин. Эти слова обозначали не физический возраст, вернее не только его, но целую область правил, представлений и отношений, которые подразумевались за таким определением.



В отношении мужчин: парень (от рождения до женитьбы), мужик (от женитьбы до самостоятельного хозяйствования), сам, хозяин, большак (с момента обретения собственного дома и хозяйства и до смерти). Бобыль – одинокий старший мужчина, по какой-то причине не имевший семьи и детей, например – отставной солдат. Этот статус был экономически и социально ущербным: земельные наделы выделялась на количество мужских душ в семье. Отсутствие земли и семьи определяло низкий «моральный» статус бобыля среди прочих мужиков-хозяев. Поэтому практически всегда бобыли имели какое-то еще занятие – плетение корзин или сетей, промысел, ремесло, кроме работы на земле, поскольку ее малое количество не могло его прокормить. Знание ремесла, а также, зачастую и ворожбы, - компенсационная тактика бобылей.

По поверью на месте современной Москвы - Марина роща -1000 лет назад находился глухой лес, в центре которого существовало языческое капище, посвященное Богине Маре (Морене) .
Марья Атаманша была простой крестьянской девушкой, жившей в деревне, расположенной по соседству недалеко от леса (Марьина роща). У нее был возлюбленный жених боярский слуга Илья, летом на праздник Николы Вешнего они должны были обвенчаться. Однако на Марью положил глаз хозяин здешних мест боярин Федор Голтяй, он нарямую сказал Илье, что силой заберет Марью себе. «Не бывать этому»- ответил ему Илья. Голтяй был в не себя. Как холоп посмел поднять голос на своего хозяина! Но наказывать не стал, у боярина появилась другая мысль. Через несколько дней Марья по совету местных старух решилась совершить отворот. Подойдя к хозяйскому дому Марья произнесла заклинание и бросила под деревянный сруб соломенную куклу.