2016 — Славянский сайт

Приготовление масла:

Рецепт 1.

Свежие листья березы собираются и слегка подсушиваются на солнышке (час-два). Главное - не пересушить: листья должны быть как бы слегка вялыми, но не сухими! Затем возьмите трехлитровую банку и сложите в неё листья. Теперь вам понадобится один литр кукурузного масла (оно должно быть без запаха). Банку закупориваем капроновой крышкой и ставим на подоконник на 7 дней (на солнышко). Встряхиваем содержимое каждый день! Через 7 дней убираем банку с подоконника и ставим в темное место на 14 дней (так же не забываем ежедневно встряхивать). Через 14 дней полученное березовое масло следует отфильтровать: берем марлю, складываем её в 4 слоя и переливаем масло в другую чистую банку. Всё: лекарство готово к применению.

В русской народной речи существуют слова, отдельно называющие разные возрастные классы мужчин и женщин. Эти слова обозначали не физический возраст, вернее не только его, но целую область правил, представлений и отношений, которые подразумевались за таким определением.



В отношении мужчин: парень (от рождения до женитьбы), мужик (от женитьбы до самостоятельного хозяйствования), сам, хозяин, большак (с момента обретения собственного дома и хозяйства и до смерти). Бобыль – одинокий старший мужчина, по какой-то причине не имевший семьи и детей, например – отставной солдат. Этот статус был экономически и социально ущербным: земельные наделы выделялась на количество мужских душ в семье. Отсутствие земли и семьи определяло низкий «моральный» статус бобыля среди прочих мужиков-хозяев. Поэтому практически всегда бобыли имели какое-то еще занятие – плетение корзин или сетей, промысел, ремесло, кроме работы на земле, поскольку ее малое количество не могло его прокормить. Знание ремесла, а также, зачастую и ворожбы, - компенсационная тактика бобылей.

По поверью на месте современной Москвы - Марина роща -1000 лет назад находился глухой лес, в центре которого существовало языческое капище, посвященное Богине Маре (Морене) .
Марья Атаманша была простой крестьянской девушкой, жившей в деревне, расположенной по соседству недалеко от леса (Марьина роща). У нее был возлюбленный жених боярский слуга Илья, летом на праздник Николы Вешнего они должны были обвенчаться. Однако на Марью положил глаз хозяин здешних мест боярин Федор Голтяй, он нарямую сказал Илье, что силой заберет Марью себе. «Не бывать этому»- ответил ему Илья. Голтяй был в не себя. Как холоп посмел поднять голос на своего хозяина! Но наказывать не стал, у боярина появилась другая мысль. Через несколько дней Марья по совету местных старух решилась совершить отворот. Подойдя к хозяйскому дому Марья произнесла заклинание и бросила под деревянный сруб соломенную куклу.

«Mara by tia wziata!» (Мара (Смерть) тебя возьми!) – такое заклятие бытовало среди Карпатских славян. У белорусов: «Штоб цябе змарнявало!» (Чтоб тебя сгубило!). Чехи совсем до недавнего времени говорили: «Proti Morene neni korene» (Против Морены (Смерти) нету лекарств), когда же кто-либо умирал, принято было говорить: «Morena na nej sahla» (Морена на него сошла). В «Краледворской рукописи», в песне под названием «Забой и Славой» есть такие строки:

Так и нашим жёнам и ребятам
Жить велел, и каждому он мужу
По одной велел держать подруге
На пути с Весны и до Мораны



В другой песне из того же источника, под названием «Честмир и Власлав», говорится:
Закипела битва между ними –
И Власлав на землю повалился.
По земле катается он страшно,
В бок и в зад, а справится не может:
На покой зовёт его Морена;

Кровь из тела крепкого струится…В оригинале же, на чешском языке, эти строки выглядят так: «Morena jej sypase v noc crnu...» (Морена его ведёт в ночь черную (Навь)).

Наиболее вероятная противница и наследница Жизни — Маржана, Морена (Марена), Морана, Мара. Согласно «Хронике Польши», Marzyana — Ceres (Церера), т. е. обладает теми же плодородными функциями, что и Жива по Mater Verborum (Длугош, I, I. 47–48; II, VII, 447). Mater Verborum соотносит саму Морану с Гекатой и Прозерпиной («Morana: Ecate, trivia vel nocticula, Proserpina»). По А. Френцелю, Marzava — «De Marzava, Dea Morte, Dea Mortis» (Михайлов, 1998). У чехов в позднем Средневековье Морана — персонаж, связанный не просто со смертью, но и с зимой (Ирасек, 1952, с. 17).



Тем не менее ясно, что она тоже богиня плодородия, как и тёмная Персефона у греков (в таком случае славянской Деметрой естественно считать Живу). Иными словами, Морана-Морена может восприниматься как богиня Жизни-Смерти в своей древней ипостаси.

Грибы – это другая цивилизация, при этом самая древняя, практически вечная субстанция.

Вытравить грибы из организма человека очень-очень сложно. Если грибок уже заселился, и, условно говоря, развил свою грибницу, то возникают достаточно сложные проблемы.

Грибы бывают разные. Бывают, якобы благородные грибы, бывают низшие грибы (называются плесень). У грибов очень много марок, очень много названий, более 50 видов. Есть грибы малотоксичные, есть грибы лесные, есть низшие, есть высшие. Высших грибов целый класс - это китайский кордицепс, рейкет.

В чем заключается смысл гриба?

Смысл заключается в том, что у него есть генетический код и это не единичная особь, а особь, которая живет колониями. При чем, между этими колониями существует точная взаимосвязь сегментов. То есть каждый грибной элемент связан с другими грибными элементами тысячами сегментных связей.

Имя Мораны дало начало таким словам, как: мор, морок, мрак, марево, морочить, смерть и др.

Само по себе слово мара имеет также значение «наваждение, призрак».
Вероятно в древности эту богиню называли также двойным именем Мара-Марена.
Имя славянской богини зимней стужи и смерти Марены (Мары) восходит к общему индоевропейскому корню «мар\мор\мр», связанное со смертью (мором).
Проведено много исследований на тему трактовки общеиндоевропейского корня «mr», связанного с санскритским — «mrtis», латинским — «mors», русским «съ-мьрть». Считается, что в образе Мары-Марены-Мораны отразился древний архетип, связанный со смертью
В переводе с санскрита «mara» значит «убивающий», «уничтожающий».
В традиционном Буддизме слово «мара» имеет четыре значения:
клеша-мара (санскр. क्लेश, kleśa IAST, «трудность, неприятность, страдание») — Мара как воплощение всех безыскусных, низких эмоций.
мритью-мара (санскр. मृत्यु, mṛtyu IAST, «смерть») — Мара как воплощение смерти, непрерывной череды перерождений.
скандха-мара (санскр. स्कन्ध, skandha IAST, здесь: «условность, форма») — Мара как метафора взаимосвязанности условностей.

БАБКА-ЗАПЕЧЁЛЬНИЦА — дух дома, «хозяйка» дома в облике старухи, бабушки (чаще всего невидимой).
«Деды и бабы» (обычно во множественном числе) — давнее, традиционное наименование предков, покровителей рода, семьи. В русском свадебном заговоре XVII в., например, к таким покровителям обращаются за помощью: «...родители государи, станьте вы, деды и бабы и весь род мой, и князя новобрачного постерегите и поберегите на воды и на земли...» < Черепанова, 1983 > .
В имени бабки-запечельницы отразилось представление о старшей в доме, родоначальнице и покровительнице — бабе, бабке, бабушке. Не случайно пребывает она за печью. Печь в поверьях русских крестьян — особый, теплый, «живой» центр дома, дающий «еду-жизнь». Печь как бы покровительствует хозяйству, она исцеляет болезни, защищает членов семьи.Печь — постоянное или временное местообитание (даже «дом») для домового, некоторых из умерших членов семьи (предков). В поверьях XIX—XX вв. образ бабушки-запечельницы оттеснен домовым, он сливается с обликами жены домового, его домочадцев, которые также обитают за печью или под ней.

В славянской мифологии персонаж, обитающий в определенном пространстве (доме, хозяйственной постройке, лесу, водоёме, поле, месте нахождения клада и под.) и имеющий функцию хозяина, опекуна или защитника своей сферы обитания. Дух места карает нарушителя правил ритуального и бытового поведения в подвластном им пространстве и помогают тому, кто его почитает. Различие между сложившимися в отдельных традициях типами духов мест определяются разным пониманием их основной функции и статуса.

У восточных славян

У русских, на востоке Украины и северо-востоке Белоруссии к духам места относятся большая часть мифологических персонажей. Это духи дома и хозяйственных построек, а также всех природных локусов, имеющие, как правило, наименования по месту своего обитания или по функции и осмысляемые как безраздельные хозяева, владеющие определенным пространством, регламентирующие всю жизнь в нем и распоряжающиеся его богатствами (зверями, рыбой, ягодами и пр.).